{title}

Первые монеты Китая



Китайский поэт Ван Юй-Чэн (954—1001), желая создать образ самого последнего нищего, вынужденного с семьей покинуть родные края и скитаться на чужбине, пишет:
...Печальный вдовец... В серебре голова, Давно уже бродит, видать, без приюта; С ним дряхлая мать,—чуть, больная, жива,— Да плачут от холода трое малюток. В котомках у нищих — ни доу зерна, Сто чохов едва наберется в кармане...

Вероятно, сто цяней представлялись современникам совсем ничтожной суммой. По-видимому, относительная дешевизна товаров первой необходимости и бедность широких слоев населения способствовали распространению монет минимальной стоимости, которая как нельзя более соответствовала потребностям самого мелкого товарооборота.

Археология свидетельствует, что первые связки в Китае, еще не медных монет, а раковин-каури, появились в эпоху Инь (1766—1122 гг. до н. э.) 4. Известные по письменным источникам связки датируются раннечжоуским временем: «Ван Цзян одарил Лина ра-ковинами — десять связок...» Способы соединения монет в связки и размер последних менялись с течением времени.

О связках периодов Юань и Мин (XIII—ХУП вв.) можно судить по их воспроизведениям на ассигнациях. На бумажных деньгах, кроме иероглифической надписи номинала, помещали изображения связок в количестве, соответствующем стоимости данной купюры. Для домонгольского времени известен еще один вид связки. На гравюре из Хара-Хото изображен тангутский чиновник, у его ног— Связка, состоящая из пяти столбиков монет на пяти отдельных низках, соединенных наверху в пучок. Снизу каждая низка закреп- лейа узелком. Одновременно, как правило, ходили связки нескольких достоинств. Есть точное описание китайской связки XIX в. «Для удобства счета чохи нанизывают столбиками, разделенными узелками и перехватами веревочки. Во всякой связке шесть таких столбиков, по три с каждой стороны: крайние (верхние) по 49 монет (100 номинальных чохов), остальные по 98 (200 номинальных чохов) 4 x 200 + 2x100 — 1000».

О количестве монет в связках более раннего времени сохранились сведения в письменных источниках.
В эпоху Тан в 821 г. была декретирована связка в 920 цяней, а к концу династии в связке насчитывалось только 850 цяней. В период Пяти династий в 927 г. в связке было 800 монет, а в 948 г. только 770. При Сунах в 983 г. по рекомендации управляющего финансами Цзяннани Чжан Ци-цюаня за 1000 принимали 770 монет. И, наконец, в чжурчжёньском государстве 88 цяней считались сотней.

Основой денежной системы чжурчженьского государства служила медь, т. е. медь была товаром, играющим роль всеобщего эквивалента, выполняющим функции меры стоимости. Такая роль медй резко отличает дальневосточную денежную систему от европейской, в котэрон счет шел на серебро или золото. В Европе медные деньги рассматривались как кредитные. Попытка выпустить полноценную медную монету, например, в России в 1725 г. не увенчалась успехом. Русское обращение, основанное на более компактном серебре, не приняло тяжелых медных монет весом от 1,6 кг (1 рубль) до 16 г (1 копейка).

В государстве Цзинь распределение отдельных функций между металлами несколько иное, чем в Европе, и они по другому ведут себя в обращении. Все приведенные в источниках цены всегда выражаются в связках медных монет: «...за золоченые пояса с даоскими цветами — 17 связок 671 вэнь, за пояса с изображениями цветов личжи — 17 связок 971 вэнь, за музыкальные инструменты за цзинь — 1 связку 902 вэня...» и т. д. Интересно, что даже стоимость серебра выражается в цянях: «Расходы по содержанию пограничных гарнизонов состоят параллельно из ассигнаций и старого серебра, где каждый слиток весит 50 лян и по стоимости равен 100 связкам» .

Точно так же связками определяется максимум наличных денег, которые может хранить у себя частное лицо: двадцать тысяч или десять тысяч связок — для разных слоев населения суммы не одинаковы13. В 1198 г. был установлен закон «о хранении цяней чи¬новниками и народом». Следовательно, медные деньги признавались как средство сохранения ценностей в масштабах всего государства.

Множество фактов из династийной истории свидетельствуют о том, с какой легкостью медь-товар превращается в деньги, а деньги переплавляются и становятся обычным товаром — сырьем. Например, «... в 1191 г., в десятом месяце, приказали уменьшить цену продаваемых зеркал, чтобы препятствовать переплавке денег частными лицами». В денежном обращении создались условия, при которых цена меди, в изделиях и слитках, сильно превосходила цену меди в монетах, что возможно, когда ценность монет определяется стоимостью заключенного в них металла. Противоположным примером превращения товара в деньги может служить вся история отливки чжурчженьских монет. В начале правления нового императора обычно начинался поиск сырья для новых эмиссий. Допустимыми мерами, кроме разработок медных приисков, считались не только добровольные продажи населением медных изделий казне, но и принудительная скупка предметов из меди у послов, возвратившихся из зарубежных государств.

Доказательством самостоятельной ценности меди является также обычная для истории китайского монетного дела порча медной монеты государством и частными лицами, выпускавшими деньги. Уменьшение веса монет или добавление к сплаву железа, или олова — привычный способ изыскания дополнительных средств в периоды обострения экономического положения.

Подход к меди как к валютному металлу очень ярко проявляется и в объяснении, ко-торое дается в Цзиньской династийной истории по поводу начала эмиссии бумажных денег. В 1154 г. выпуск ассигнаций «в условиях, когда было мало меди, является разумньхм вы¬ходом из положения»18. Совершенно ясно, что ассигнации, деньги кредитные, представляют в обращении именно медь.

Вернуться
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.