История мира в деталях и событиях » Монеты России » Двугривенные монеты, таврическая монета
{title}

Двугривенные монеты, таврическая монета



10 копеек 1787г. Серебро

Двугривенные монеты, таврическая монетаСреди множества российских монет этот серебряный двугривенный с датой «1787» можно считать самым примитивным по оформлению. Даже петровские медные копейки, выпущенные в начале восемнадцатого века и меньшие по размеру, оформлены куда более привлекательно. А тут простота и непритязательность освящена вензелем императрицы Екатерины Великой. Еще большее удивление у человека, не посвященного в тонкости нумизматики, вызывает коллекционная цена простеньких монет этого типа так, обычный двугривенный, в зависимости от его состояния, оценивается в сумму от 400 до 600 долларов, десять и пять копеек от 800 до 1000, две копейки (грош) от 1000 до 1200 долларов. И это в то время, когда золотой червонец времен правления Николая II стоит не более ста долларов.

У этих монет давняя история.

Военной славой Россия во времена правления Екатерины Великой во многом была обязана Григорию Александровичу Потемкину. Главным делом всей его жизни стало завершение планов Петра I по превращению России в Черноморскую державу. Присоединение Крыма к России, основание российских городов и гаваней на новых рубежах империи, создание Черноморского флота, хозяйственное освоение огромных пространств Тавриды – вот его главные заслуги. А все содеянное Потемкин целиком относил к заслугам императрицы, всегда подчеркивая, что является ее доверенным лицом и исполнителем высочайшей воли. Достаточно прочитать титул, которым Потемкин подписал документ, декларирующий окончательное вхождение Крыма в состав Российской империи, чтобы понять, как высоко он дорожил тем доверием, которое ему оказывала Екатерина II. А титул Потемкина звучал так:
« Ея Императорского Величества Самодержицы Всероссийской, Великомилостивой Государыни моей генерал-аншеф, Главнокомандующий сухопутными Ея Императорского Величества Войсками в Крыму и Южных Российской империи губерниях расположенных, флотами, плавающими в Черном, Азовском и Каспийском морях, всею легкой конницей, Донским войском и всеми иррегулярными, Государственной Военной Коллегии Вице-президент, Екатеринославский, Астраханский, Саратовский генерал-губернатор, Ея Величества генерал-адъютант, Действующий Камергер, Кавалергардского Корпуса порутчик, Лейб-гвардии Преображенского полка подполковник, Новотроицкого Кирасирского полка Шеф, над войсками генерал-инспектор, и орденов Российских Св. Андрея Первозванного, Св. Александра Невского, Военного Св. Великомученика Георгия и Св. равноапостольного князя Владимира - больших крестов, Королевско-Прусского - Черного Орла, Датского - Слона, Шведского - Серафима, Польского - Белого Орла и Св. Станислава и Великокняжеского Голстинского - Св. Анны - кавалер».

В числе многих дел по освоению Крыма Потемкин сразу же повел подготовку к созданию государственного монетного двора в городе Куфе, или Кёфе, как до того называли Феодосию. Работы развернулись на базе старой монетной мастерской крымского хана Шагин-Гирея в 1784 году. И только в ноябре 1786 года начальник нового двора доложил Потемкину, что «Феодосийский монетный двор приведен в такое состояние, что при получении ожидаемых из Москвы и других мест мастеровых и инструмента ... можно в будущем декабре месяце приступить к монетному производству».

Потёмкин Григорий Александрович

Двугривенные монеты, таврическая монетаДоклад напоминает анекдот советских времен о коллективизации во вновь созданной Еврейской автономной области на Дальнем Востоке. Оттуда в Кремль пришла от секретаря обкома телеграмма: «в Биробиджане колхозы созданы. Срочно высылайте колхозников».

Доклад начальника монетного двора заставил Потемкина отправить в Санкт-Петербург письмо генерал-прокурору империи князю А. Вяземскому:

«Для учрежденного Таврической области в городе Феодосии монетного двора, по новости сего заведения, нужны известные мне художники, и именно: из Петрозаводска гармахер Тимофей Данилов, с Юговских заводов гармахер Иван Матушкин и меховой мастер Федор Лучин).

Гармахер в терминологии тех лет - это специалист по плавке металлов, а меховщик - специалист по работе с мехами - «поддувальными» устройствами в металлургии и кузнечном деле. Как видим, промышленных специалистов высокого класса Потемкин уважительно именовал «художниками». Больше того, сиятельный князь знал их по именам.

Просьба Потемкина была незамедлительно выполнена.

Серьезное внимание власти уделяли проблемам безопасности монетного производства. Были учреждены должности счетчиков чеканенной монеты и «обыскальных», которые должны были осуществлять досмотр работников на предмет предупреждения возможных хищений. На эти должности назначили надежных отставных унтер-офицеров. Для охраны двора и казны выделили военную команду в составе тридцати человек во главе с обер-офицером.


20 копеек, 1787г. Серебро.

Двугривенные монеты, таврическая монетаНаходясь в зените успехов и славы, Потемкин занялся организацией знаменитого путешествия императрицы в Таврию. По его приказу начали приводить в благообразный вид населенные пункты Крыма - убогие поселки и городишки, которые заселяли крымские татары. Потемкин следил за этой работой лично. «Хоть и нет способу привести в красоту их, - давал он распоряжение, - но по меньшей мере Бакчисарай сделать сколько можно опрятнее. Козлов (Евпаторию) почистить и побелить, а также и Кёфу".

Рассказывая о приготовлениях к встрече царицы, П. фон Винклер писал:

«Иностранные садоводы - Фабер приводил в порядок виноградники, а граф Парма насаживал плантации померанцевых и лимонных деревьев. Поселяне получили «вспоможение» и созывались в места проезда, а главное - остановок Императрицы. Из мурз и зажиточных татар образованы были конные дивизионы, которые в богатых одеждах должны были конвоировать Высочайший проезд. Дома и дворцы, в которых предполагалось остановить Ея Величество, приводились в «наилучший вид».

Разрабатывались подробные инструкции, в которых до малейших деталей расписывалось, кому и что предстоит делать в дни приезда Екатерины и во время ее встречи. Насколько детально продумывались все вопросы, можно судить по отрывку инструкции о торжественной встрече императрицы по приезде ее в Феодосию.

«При шествии Ея Императорского Величества в г. Феодосию за три версты от оного встретят штаби обер-офицеры расположенного в оном полка, а от области комендант города, монетного двора директор, таможенный советник. Карантинный начальник и карантинный и таможенный смотрители и городовой магистрат. Пред крепостными воротами поставятся по обеим сторонам дороги, живущие на предместье обыватели и близлежащих деревень жители. Присутствующие того уезда судов дворянских, мещанских и сельских и все обыватели городские поставятся на улице в городе. Для гостеприимства назначаются советник Мавроен и карантинный начальник Нотара».

Апофеозом «высочайшей экскурсии» стало посещение Екатериной Феодосийского монетного двора, которое состоялось 28 мая 1787 года. Здесь ей преподнесли две золотые медали с датой приезда императрицы в Феодосию и монеты местной чеканки. Они были выпущены полной серией: медные от полушки до пятака, серебряные (20, 10,5 и 2 копейки).

Эти монеты несут на себе оригинальные легенды. На 20 копейках читаем: «Царица Херсониса Таврического». На 10 копейках та же надпись выглядит уже так: «Царица Херсо Таврического». На пятаке - «Царица Херсо Таврическо», а на гроше (двух копейках) - «Цари Хер Тавриче». Медная монета чеканилась по общероссийскому образцу с датой «1787» и буквами «Т.М.». На монетах также были счетные точки. В 90-х гг. XVIII в. собиратели называли их «потемкинскими» и охотились за особенно редкими младшими номиналами. Штемпелей их в Петербурге никогда не было, и ни в центральных, ни в крымском архивах не найдено никаких документов, проливающих свет на историю появления этих жетонов.

Удовлетворенная увиденным, императрица дала добро для работы нового монетного двора. Уже 30 мая 1787 года правительственный Сенат опубликовал «всенародное известие». Оно гласило: «В именном Ея Императорского Величества данном Сенату минувшего мая в 30 день за подписанием собственные Ее Величества руки указе написано: «Как делаемая на учрежденном от Нас Области Таврической городе Феодосии
монетном дворе медная монета есть указанного веса и во всем сходственная с монетою, обще в государстве Нашем ходящею, то, прилагая при сем оные монеты, повелеваем обнародовать от Нашего Сената, дабы сия монета имела во всей Империи Нашей надежное хождение».

Монетный двор в Феодосии не был жизнеспособным. В Крыму не имелось ни собственной меди, ни серебра, как то было на Урале и в Сибири. Металл приходилось завозить из Центральной России. Не было даже угля для его плавки. Попытки рубить местные леса и пережигать дрова на уголь встречали определенные трудности. Директор монетного двора жаловался светлейшему князю, что «казаки, у смотрения лесов находящиеся не хотят порубщиков допускать без билетов». Завозить топливо издалека также было накладно.


5 копеек, 1787г., Серебро

Двугривенные монеты, таврическая монетаНекоторые историки, оценивая эти факты, высказывали недоумение, зачем Потемкину потребовалось создавать монетное производство там, где оно представлялось заведомо невыгодным. Но вполне очевидно, что в данном случае экономические несуразности
перекрывались политической целесообразностью. Императрице Екатерине II необходимо было всеми методами - личным посещением Таврии, созданием там общероссийского монетного производства, - показать всем, что суверенитет России над вновь образованной Таврической областью незыблем и государство будет его защищать всеми средствами.

К путешествию Екатерины Великой в Крым восходит знаменитое выражение «потемкинские деревни». Между тем байка о величайшем политическом очковтирательстве Потемкина, который якобы создавал на пути императрицы грандиозную бутафорию с целью внушить высочайшей гостье впечатление о процветающей жизни крымчан, на самом деле является устойчивым историческим мифом. Да, «марафет» в местах, которые собирались показать императрице, наводился, но так делается и сегодня в наших провинциальных городах в канун приезда туда «гаранта Конституции» или в воинских частях перед посещением их министром обороны. Выдумка о фальшивых деревнях целиком и полностью принадлежит некоему Гельбигу, секретарю посольства Саксонии в России, который анонимно издал свое антирусское сочинение в 1797-1800 годах.

Говоря о поездке Екатерины Великой в Крым, историк А.Б. Каменский писал: «Весь этот спектакль был затеян совсем не для императрицы или ради пустого хвастовства. Он преследовал вполне конкретные политические цели. Первая из них очевидна - устрашение Турции, как и, впрочем, всех остальных, кто был способен устрашиться при виде русской военной мощи».

И то, чего добивался Потемкин, было достигнуто. Сегодня очень редкие, но хорошо известные нумизматам таврические монеты остались как напоминание об историческом праве России на земли Крыма, оспаривать которое можно как угодно, но убедительно доказать иную точку зрения нельзя.


Источник: Щелоков. А.А. «Увлекательная нумизматика» - М.:Эксмо, 2006

Также предлагаем прочитать статьи: Нумизматика/Виды оформления гурта монет России.
Монеты мира/Ассы Римской Республики

Вернуться
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
<
Марина
А я серьезно верила про "Потемкинские деревни" wink , оказывается это исторический миф!
<
olga
Марина
Да вы знаете у России всегда, были какие-то слабые места и иностранцы не медлили их использовать.Гельбих, начал с того что в 1797-1800 годах анонимно опубликовывал в гамбургском журнале «Минерва» мифические статьи о "потемкинских деревнях", только через достаточно большой период времени установили его личность, как автора этих статей. А потом создал труд, который назвал "Русские временщики", основанную отчасти на слухах, отчасти на собственных наблюдениях и предлагавшую 110 биографических очерков искаженных и субъективно оцененных.