История мира в деталях и событиях » Экономика Руси » Россия - Англия внешняя торговля 16 век
{title}

Россия - Англия внешняя торговля 16 век



Англо-Русская торговля 16 век


Англо-русские отношения, а в частности развитие торговля в 16 веке между двумя государствами, являлись значительным фактором экономической жизни Лондона и Москвы. Созданная в Англии «Московская» торговая компания получила от русского правительства привилегии, среди которых было право строить свои опорные пункты, торговые дворы в нескольких русских городах: Архангельске, Москве, Вологде, Ярославле, Холмогорах. Московский Английский двор занимал главенствующее положение в коммерческой системе, созданной лондонскими купцами.

Сведения о местоположении, размерах, застройке Двора единичны и разрозненны. Источники исчерпываются в основном двумя группами документов. Во-первых, это — письма англичан о пожаре 1571 г. в Москве; во-вторых,— документы середины 17 в., связанные с передачей Английского Старого двора окольничьему И. А. Милославскому.

Описанию московского Английского двора 16 в., взаимоотношениям населения английской колонии и московского окружения посвящена статья Е. И. Звягинцева «Английский двор в Москве XVI века», характеризующая торговлю и 16 век.

Работы последних десятилетий, археологическое изучение Китай-города, исследование и реставрация памятника архитектуры конца 15— 17 в. палат Английского двора в Китай-городе, а также акты середины 17 в. позволяют полнее представить местоположение, размеры, характер застройки одного из самых больших московских торговых дворов.

Расположение английского двора в Москве, Россия - Англия торговля 16 век


Местоположение Двора определено источниками без недостатка в топографических ориентирах: «Английский торговый дом находился в Москве на Варварке за гостиным двором у церкви Максима Исповедника». По другим сведениям, в непосредственной близости от Английского подворья находился двор боярина Никиты Романова.

Указанная территория помещается в районе двух церквей: церкви Варвары Великомученицы и церкви Максима Исповедника. Это один из Зарядье самых интересных участков Китай-города. Под 1514 г. в летописном своде 1518 г. читаем: «Да того же лета поставиша церковь кирпичную Варвару святую Василеи Бобр з братею своею с Вепрем и с Юшком». Несколько иначе это сообщение звучит во Владимирском летописце: «...а ставил тую церковь Юрий Урвихвостов да Федор Вепрь» . Сопоставление двух вариантов сообщения дает три имени: Василий Бобр, Федор Вепрь и Юрий Урвихвостов, он же Юшка. Первые два — Василий Бобр и Федор Вепрь — относятся к членам семьи крупных московских купцов-сурожан Антоновых. Вполне допустимо предположить, что дворы трех упомянутых в летописи московских купцов расположены где-то рядом с ныне существующей церковью Варвары Великомученицы. О том, что эта территория занята именно купеческими усадьбами, говорит сообщение нижегородского летописца под 1366 г. о судьбе купца Тарасия сына Петрова: «И как запустел Новагород от татар и Тарасеи гость в те поры из Новагорода съехал жити к Москве а купил себе место, где ныне Варвара святая стоит».

Для нас это сообщение ценно топографической традицией, отраженной в нем. Таким образом, Английский двор издавна помещался на территории, занимаемой купеческими усадьбами. Вместе с тем еще в конце XVI в. местоположение церкви Максима Блаженного, известной с 1486 г., определялось ориентиром: «у Юшкова двора» . Считая владельцем дворового места, доставшегося английским купцам, москвича по имени Юшка, одни исследователи видят за этим именем, исходя из сообщения 1514 г., Юрия Урвихвостова, другие считают, что это Юрий Траханиот.

В актах середины XVII в. о передаче Английского двора И. А. Милославскому есть допрос в Земском Приказе переводчиков Ивана Фомина и других. Среди сведений, сообщаемых переводчиками, читаем: «Да Ондрей же Келдерман сказал, слыхал де он от агличан от кпязя Ивана Ульянова Мерика да от гостя от Фабина Ульянова Смита, что тот двор бывал преж того московского гостя прозвище Юшкова, а имяни не упомнит, а после де Юшковых дано то место с полатою аглинским торговым людям» .

И еще один документ — Допрос русских торговых людей в 1650 г.: «А которые у них дворы на Москве и в городех есть и те их дворы стоят на государевых землях, а на Москве у Максима Исповедника аглинский двор государево жаловапье даной, а строенье гостя Ивана Бобрищева...»
Таким образом, два документа почти через сто лет после получения англичанами Двора называют его владельцем московского купца Ивана Юшкова сына Бобршцева.

Письменные источники позволяют довольно полно восстановить облик Двора и торговли в середине 17 века, почти не сообщая ничего о том какой была торговля второй половины 16 века. Однако анализ уже упомянутых писем англичан о пожаре 1571 г., проведенный, в частности, Е. Звягинцевым, в сочетании с сообщениями материалов ЦГАДА и с некоторыми косвенными данными позволяет воссоздать детали застройки Двора и в этот начальный период существования «Московской» компании.

Торговля Англии с Россией 16 век, импорт и экспорт


В упомянутом уже допросе переводчиков Ивана Фомина и других сказано, что «...дворовое место под Аглинский двор и с палатою пожаловал блажепный памяти царь, государь и великий князь Иван Васильевич все а Руси аглинским немцам, а деревянные хоромы аглинские немцы строили сами». По-видимому, то, что оставалось на Дворе из строений предыдущего владельца, требовало ремонта и перестройки, хотя традиции застройки старой московской купеческой усадьбы должны были во многом совпадать с планами организации большого торгового подворья английских купцов. В облике купеческого двора должно было появиться то новое, что отвечало бы характеру нового владельца, в данном случае — тем задачам, которые возлагались «Компанией» на свой двор в Москве.

Московский двор «Компании» являлся самым крупным складом ввозимых англичанами товаров. Предметы английского ввоза: оружие, боевые припасы, в том числе селитра, порох, свинец и сера, сахар, бумага, посуда, медь, плитки свинца для крыш, лондонское сукно, носившее в Москве название «лундыш», бумажпые материи. Из России в Англию вывозились в основном сырьевые материалы: воск, сало, кожи, масло, ворвань, меха, лен, пенька, мясо.

Значительность Двора по размерам, объему хранимых товаров проступает уже на фоне событий 1571 г. Общемосковское бедствие, нашествие хана Девлет-Гирея, принесло англичанам потери, которые оценивались в 10 тыс. рублей.

Источники сохранили сведения о стремлении англичан наладить обработку русского сырья здесь же, в России. Так, среди предложений, привезенных английским послом Елизаром Флетчером, имеется следующее: «... и ослободити на Вычегде двор поставити железо делати и руды железные искати; а дворы им поставити по тем местам, где руду найдут, и лесу б им велели дать верст на семь и на восемь около тех мест, где они учнут дворы и мельницы железные ставити...» В Холмогорах и Вологде имелись специальные дворы для изготовления веревок из пеньки. Есть глухое указание, что на самом Московском дворе можно было плавить руду.

Объем товарооборота, стремление обрабатывать сырье на месте — все это создает определенное представление о возможных деталях застройки Двора, и прежде всего о его размерах.

Вернуться
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.