История мира в деталях и событиях » Древний Вавилон » Разложение общины и появление Рабства в Вавилоне
{title}

Разложение общины и появление Рабства в Вавилоне



Объединение Вавилонии, расцвет ирригационного хозяйства, интенсивность торговли приводят к дальнейшему разложению городских общин. Теперь впервые появляются в хозяйстве Вавилонии наемники, т. е. люди, оторванные от средства производства, которые должны, были продавать свою рабочую силу. Бедняки, поденщики конечно уже переставали быть воинами, и таким образом военная мощь Аккадского государства стала падать. Это происходило в такой момент, когда напор диких восточных горных племен становится в особенности сильным. Эти горные племена видели в Вавилонии, ставшей благодаря; объединению богатой страной, желанную добычу. Ослабевшее Аккадское государство, потерявшее в результате разложения общин свою силу, уже не могло противостоять горцам. В результате, гутеи — горное племя Востока —завоевывают Вавилонию.

Господство диких горцев, не обладавших какой-либо культурой, не могло продолжаться долго, — слишком велики еще были силы отдельных городов. Вавилонии. Борьба против гутеев начинается в Сумире, в западной его части, которая меньше всего пострадала от нашествия. После падения гутейского владычества на сотню с небольшим лет Вавилонию объединяет город Ур. В это время, примерно второе тысячелетие до V нашей эры, можно уже говорить о установлении рабовладельческого строя.

Наиболее крупным царем этой эпохи был царь Шульги, который по примеру царей города Аккада назвал себя царем четырех стран света. Он продолжал политику централизации Вавилонии. Единая система мер, введенная Аккадом, была утверждена и называлась теперь царской. В этот же период в результате развития торговли Вавилон был включен в большой рынок, охватывающий западные отроги Ирана, Ассирию, южную часть Малой Азии, Сирию и северную часть Аравии. До нас дошли от этой эпохи фрагменты свода законов, указывающих на высокое развитие права в Сумире. Эти законы предусматривают ряд разнообразнейших случаев.

Сумерийские законы третьей, династии Ура более детальны, нежели законы Хаммураби.
В эпоху 111 династии Ура неограниченная раньше власть главы патриархальной семьи была сильно ограничена.
В противоположность древнесумерийским законам строптивый сын лишь изгонялся из отцовского дома, лишаясь имущества, но не продавался в рабство.
Основное классовое деление сумерийского общества нашло свое отражение и в этих фрагментах сумерийского кодекса. Основными классами были рабовладельцы и рабы.

Всякий свободный наряду с домом, полей, садом и скотом мог владеть рабом и рабыней. Государство становилось на защиту рабовладельцев. До нас дошли из этого кодекса постановления против лиц, укрывающих беглых рабов, и наконец постановления о наказании стрежшвого раба. Эти последние постановления имеются и в кодексе Хаммурапи. О жестокости обращения с рабами свидетельствует нам один текст, перечисляющий имена около 170 рабынь, занятых ткачеством в одной из мастерских царского хозяйства в Умме. Из них 50 рабынь умирают в течение одного года.

Рабами в ту эпоху были не только военнопленные, но и должники из числа .членов общины. До нас дошли тексты о сделках самопродажи или продажи родителями своих детей. (Это указывает на чрезвычайно далеко зашедшее разложение внутри общины, за это же говорит и наличие большого количества наймитов.)

В обычное время на больших латифундиях царя и храмов, которые фактически управлялись теперь зажиточной частью городских общин, преобладали рабы. Ил было примерно в 4 раза больше, чем наймитов. В страду же во время урожая число наемников сильно увеличивалось. Так мы знаем на основании текста, что в некоторых важнейших царских хозяйствах Сумира во время жатвы нанималось более 21 000 человек. Это наличие большого количества наймитов, а также появление рабов- должников из числа членов городских общин приводит к сильному ослаблению военной мощи Сумира. В борьбе с Эламом цари города Ура терпят поражение, и последнего из династии царя Шульги уводят в плен в горы Элама. Эламитяне чрезвычайно жестоко расправляются с городами Сумира, не оставляя например в Уре кирпича на кирпиче, как это доказали последние раскопки этого города.
После этого разгрома Вавилония некоторое время находилась в состоянии анархии: городские общины продолжали разлагаться.

Все это происходило на фоне роста торгово-ростовщического капитала. Во всех городах, известных нам по раскопкам, мы находим примеры действия ростовщиков. Так в эту эпоху в городе Сиппаре-Аккаде в качестве ростовщиков, дающих в рост деньги и зерно, скупающих недвижимую собственность, выступают многочисленные жрицы, которые вели затворнический образ жизни в храме бога солнца. Они только через окно в стене могли сноситься с внешним миром. Несмотря на это с помощью своих родственников они прекрасно вели свои коммерческие дела. В городе Уруке, в городе Гильгамеша был найден архив двух братьев-ростовщиков.

В дошедшей до нас части архива мы имеем между прочим около 40 документов, посвященных купле различных домов, приобретенных этими братьями за бесценок у прежних их владельцев Очевидно бедняки, припертые к стене нуждою, должны были отдавать почти задаром свое имущество. В городе Кише мы находим также скупщиков недвижимого имущества. В городе Ларсе на юге Су¬мира мы находим в эту эпоху неких Бальмуиамхэ и Убаршамаша, которые скупают не только недвижимое имущество своих сограждан, но я самих своих сограждан. Ми узнаем о десятках рабов-должников, которых эти коммерсанты держат в своих руках и сдают их в наем за известную плату и за гарантийное обеспечение в случае бегства или смерти раба-должника.

Мы видим таким образам, что разложение городских общин Вавилонии зашло чрезвычайно далеко, имеются теперь не только индивидуальные рабы' в сравнительно большом количестве (так передается в приданое в одном случае 26 рабов и рабынь), но и часть этих рабов является уже не рабами-военнопленными, а рабами-должниками.

Дальнейшее разложение грозило полным ослаблением вавилонских городов. Наймит, который должен, как поденщик, зарабатывать себе хлеб, лишенный своей земли, раб-должник, лишенный даже своей свободы,— уже не были воинами и в лице их города теряли часть своей силы. В это же время возрасли опасности, против которых лишь сильная Вавилония могла бы устоять.

Вернуться
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.